|
Home Социальная психология
Социальная психология - Теории непланируемого поведения PDF Печать E-mail
Индекс материала
Социальная психология
Вербальные средства коммуникации
Создание новых слов и выражений
Теория разговора
Кодирование
Разговор и гендерные различия
Невербальные средства коммуникации
Индикатор социального статуса
Пластика (позы и жесты)
Прикосновение (тактильный контакт)
Межличностная дистанция
Проблема сочетания каналов коммуникации и ложь
Коммуникация и ложь
Невербальные средства
Социальная установка и поведение
Компоненты установки
Основные этапы исследования установки
Установка и поведение
Диспозиционные факторы
Теории непланируемого поведения
Теория самопонимания
МОДЕ – модель, как синтетическая теория поведения
Формирование установок: теории и исследования
Процесс формирования установок
Модель параллельного процесса: убеждение и внушение
Психология и поведение групп
Состав, размер и структура группы
Роль лидера
Групповые нормы
Психология групповой деятельности
Теория конфликта внимания
Метод действия – «мозговой штурм»
Групповые процессы
Группомыслие
«Мы» и «Они»
Внутригрупповой фаворитизм и межгрупповая дискриминация
Неудовлетворительное социальное сравнение
Социальные стереотипы, предубеждения и дискриминация
Социальная дискриминация
Относительная депривация
Знакомство и контакты
Итог процесса: соглашение
ГЛОССАРИЙ
Все страницы

Раньше мы уже не раз говорили о том, что не все психологи и далеко не все теоретические направления в психологии считают поведение человека рациональным и спланированным. В приложении к нашей теме это означает, что человеческие действия подчиняются не установкам сознания, а продиктованы совсем иными причинами: приобретенными привычками (научение) бессознательными импульсами, внешними факторами (ситуацией).

Наиболее известные из таких теоретических подходов – теории научения, психология масс, глубинная психология.

Точку зрения психологии масс на природу человеческого поведения мы довольно подробно рассматривали в Разделе 1. Если говорить о теориях глубинной психологии, а среди них наиболее известны психоанализ З. Фрейда, аналитическая психология К. Г. Юнга и индивидуальная психология А. Адлера (все остальные – лишь модификации перечисленных), то их трудно анализировать в рамках сложившейся социально-психологической парадигмы, поскольку они плохо поддаются либо вообще не поддаются операционализации. Вместе с тем было бы неправильно вообще отказаться от использования теоретических положений глубинной психологии в рамках психологии социальной. Тем более, что даже теоретические модели американских психологов – наиболее радикальных сторонников операциональной верификации теорий, часто создаются под влиянием концепций глубинной психологии и психологии масс, на что мы неоднократно указывали в предыдущих разделах. Таким образом, имеет смысл хотя бы вкратце охарактеризовать взгляды теоретиков глубинной психологии на детерминацию человеческого поведения.

2.6. Психоанализ

Как известно, психоанализ полагает самым глубинным основанием человеческого поведения бессознательное, отводя сознанию лишь незначительную роль. Поэтому проблему психической, а тем более, социальной установки З. Фрейд специально нигде не рассматривал (Шихирев П. Н., 1999). Структура психики человека, согласно ортодоксальной психоаналитической концепции, формируется по раз и навсегда заданной схеме и складывается из трех компонентов – Оно, Я, Сверх-Я. Наиболее фундаментальным элементом психического является Оно – интенция, с которой человек появляется на свет. В ней сосредоточен главный резервуар жизненной энергии организма человека и источник всей его поведенческой мотивации. Этот психический компонент побуждает человека с самого момента рождения бессознательно стремиться к получению удовольствия любым путем. Причем, любое удовольствие – от насыщения, дефекации, мочеиспускания, физических прикосновений и даже воображения – переживается человеком, как сексуальное, поскольку сопряжено с тактильным возбуждением эрогенных зон либо с фантазиями на эту тему.

Таким образом, Оно побуждает человека жить в соответствии с «принципом удовольствия» во что бы то ни стало. Иными словами, Оно подчиняется принципу удовольствия (Фрейд З., 1990). Такова, можно сказать, изначальная биопсихическая установка человеческого существа. Понятно, что она абсолютно нереалистична, так как удовольствие может стать таковым только в сопоставлении с неудовольствием (т. е. болью, страданием, неудовольствием и т.д.). Осознав эту проблему, З. Фрейд развел переживания неудовольствия и удовольствия, как состояния напряжения и разрядки напряжения (Фрейд З., 1990).

В период социализации у ребенка, когда им переживается Эдипов комплекс, происходит завершение формирования еще одной психической инстанции – Сверх-Я (Идеал - Я), о чем мы уже кратко упоминали в Разделе 3. Этот элемент человеческой психики, также полностью бессознателен, согласно Фрейду. В нем представлены все те общественные нормы, которые усваиваются человеком в процессе социализации. Собственно говоря, благодаря именно этой инстанции человек и становится человеком, социальным существом.

Сверх-Я побуждает человека слепо, т.е. бессознательно подчиняться общественным нормам и препятствует реализации принципа удовольствия. Поскольку нормы общества для того и создаются, чтобы удерживать индивидов в рамках общественного, человеческого поведения и затруднять прямое и непосредственное удовлетворение биологических инстинктов, направленных на получение удовольствия, то диктат Сверх-Я создает постоянное напряжение – неудовольствие. И ситуация была бы безвыходной, или как говорят врачи, несовместимой с жизнью (ведь с одной стороны – Хочу, а с другой – Нельзя), если бы не третий психический компонент – Я.

Я, также как и Сверх-Я, формируется в процессе социализации, конкретно – в результате разрешения нарциссического комплекса. Но в отличие от Сверх-Я, Я содержит фрагмент рациональности, сознания. Он-то, этот фрагмент, и позволяет человеку не то, чтобы примирить два несовместимых элемента: влечение – Хочу, исходящее из Оно, и запрет – Нельзя, идущий от Сверх-Я, а найти между ними некий поведенческий компромисс. Как правило, он осуществляется в виде отодвигания, отсрочивания, оттягивания реализации принципа удовольствия, т.е. получения удовольствия в подходящее время и в приемлемой, с точки зрения социальных норм, форме. Одним словом, Я всегда стремится руководствоваться принципом реальности (З. Фрейд, 1990).

Таким образом, поведение человека является не чередой рационально спланированных действий, а результатом компромисса между двумя бессознательными интенциями – инстинктами и влечениями, с одной стороны, и нормами морали, запретами – с другой. Как видим, наличие в психике человека двух мощных антагонистических бессознательных сил приводит к необходимости зарождения сознания, которое, впрочем, не детерминирует поведение, а лишь в определенной степени влияет на него, придавая ему вид поверхностно-рациональных поступков.

2.7. Аналитическая психология

Автор теории аналитической психологии К. Юнг также не считал человека существом рациональным. Даже более того, рациональность и доминирование сознания в человеческом поведении он считал опасным, патогенным, чреватым тяжелыми психическими и социальными последствиями, как для индивида, так и для человечества в целом.

Юнг, в отличие от Фрейда, который все же увязывал будущность человеческого рода с расширением сферы сознательного в психике, и поэтому уповал на разумность человеческого поведения, разум и рациональность сами по себе ставил невысоко. Он полагал, что сознание как источник разумности и рациональности должно тесно взаимодействовать с бессознательным, прежде всего с коллективным бессознательным – источником мудрости. Поэтому основным принципом функционирования человеческой психики Юнг считает принцип комплиментарности (дополнительности). Его можно также назвать принципом компенсации, поскольку сознание и бессознательное не просто дополняют друг друга, но еще и компенсируют взаимные недостатки.

Коллективное бессознательное, согласно Юнгу, является мощнейшим, самым основным источником жизненным активности человека. Сознание же в этом отношении играет лишь подчиненную, вспомогательную роль. Модель структурирования психики в аналитической психологии, как видим, во многом схожа с аналогичной моделью в психоанализе. Правда, Юнг, в отличие от Фрейда, рассуждая о мотивации поведения, использует понятие психической установки.

Рассматривая проблему установки, Юнг намечает тот подход к детерминации поведения, который впоследствии использует и Курт Левин в своей формуле поведения.

Юнг старается учесть как субъективные, так и объективные факторы, обусловливающие готовность, предрасположенность человека к совершению тех или иных конкретных действий во вполне определенной ситуации. К числу таких диспозиционных факторов, оказывающих влияние на поведение, он относит врожденные свойства человека, качества, приобретенные в процессе воспитания, индивидуально-личностные убеждения, сформировавшиеся у человека на основе коллективных представлений.

В то же время ситуационными (объективными) факторами выступают влияние социального окружения и физической среды. При этом коллективные представления выступают одновременно в двух ипостасях: как внутренняя (субъективная) реальность и как внешний (объективный) или социальный фактор.

В совокупности все эти факторы определяют общую психическую установку человека, которая в свою очередь, приводит к тем или иным изменениям во взаимоотношениях между различными функциями психики (Лейбин В.М., 1977).

Помимо общей установки, считает Юнг, у человека имеется также установка, предопределяющая направленность его интереса на внешний (объективный) либо внутренний (субъективный) мир. Речь, как мы уже знаем из Раздела 3, идет соответственно о экстравертированной и интровертированной установках (Юнг К. 1998). В сущности, здесь мы вновь подходим к той классификации психологических типов личности, с которой мы уже знакомились раньше. Поэтому, чтобы не повторяться, просто отметим, что согласно Юнгу, в идеале как внешняя установка, так и внутренние предрасположения способны оказывать одинаковое воздействие на формирование любой из специфических установок – хоть экстревертированной, хоть интровертированной. Но реально внутренние и внешние факторы часто способствуют проявлению одной из них и препятствуют проявлению другой. В результате у человека складывается привычная, типичная установка. Иначе говоря, он становится либо экстравертом, либо интровертом. И тогда его поведение обусловливается интересом преимущественно к внешним объектам либо оно зависит от его внутренней, субъективной предрасположенности.

Поверхностный взгляд на модель Юнга «установка-поведение» может подтолкнуть к ошибочному выводу о том, что автор аналитической психологии рассуждает подобно социальным психологам-когнитивистам. Но это далеко не так. Юнг пишет не об установках сознания, а о бессознательных установках, поэтому и поведение человека, согласно Юнгу, является следствием его бессознательной установки, характеризующей его как определенный психологический тип, а не результатом сознательного планирования или установок сознания.



 
OD