|
Home Социальная психология
Социальная психология - Компоненты установки PDF Печать E-mail
Индекс материала
Социальная психология
Вербальные средства коммуникации
Создание новых слов и выражений
Теория разговора
Кодирование
Разговор и гендерные различия
Невербальные средства коммуникации
Индикатор социального статуса
Пластика (позы и жесты)
Прикосновение (тактильный контакт)
Межличностная дистанция
Проблема сочетания каналов коммуникации и ложь
Коммуникация и ложь
Невербальные средства
Социальная установка и поведение
Компоненты установки
Основные этапы исследования установки
Установка и поведение
Диспозиционные факторы
Теории непланируемого поведения
Теория самопонимания
МОДЕ – модель, как синтетическая теория поведения
Формирование установок: теории и исследования
Процесс формирования установок
Модель параллельного процесса: убеждение и внушение
Психология и поведение групп
Состав, размер и структура группы
Роль лидера
Групповые нормы
Психология групповой деятельности
Теория конфликта внимания
Метод действия – «мозговой штурм»
Групповые процессы
Группомыслие
«Мы» и «Они»
Внутригрупповой фаворитизм и межгрупповая дискриминация
Неудовлетворительное социальное сравнение
Социальные стереотипы, предубеждения и дискриминация
Социальная дискриминация
Относительная депривация
Знакомство и контакты
Итог процесса: соглашение
ГЛОССАРИЙ
Все страницы

Впервые трехкомпонентную модель структуры установки в 1947 году предложил М. Смит. Он выделил в ней когнитивный, аффективный и поведенческий аспекты. В 1960 году схему взаимодействия компонентов установки довольно убедительно описал Д. Кац: «Установка есть предрасположенность индивида к оценке какого-либо объекта, его символа или аспекта мира индивида как положительного или отрицательного. Мнение является вербальным выражением установки, но установка может выражаться и в невербальном поведении. Установки включают как аффективный (чувство симпатии или антипатии), так и когнитивные элементы, которые отражают объект установки, его характеристики, его связи с другими объектами» (Katz D., 1960, с. 397).

Как отмечали авторы данной точки зрения на установку (сегодня ее считают устаревшей), например, Г. Оллпорт и У. МакГайр, названные компоненты установки отражают три соответствующих экзистенциальных состояния человека: познание, чувствование, деятельность. Представление об этих состояниях восходит еще к античной философии, в частности, о них говорил еще Платон.

Сегодня эту точку зрения на установку разделяют не все. Современные теоретики ставят под сомнение трехчленную схему. Р. Фазио, А. Пратканис, А. Гринвальд и другие авторы предпочитают рассматривать поведение отдельно от установки, обосновывая это тем, что поведение само по себе может являться предметом установки. Например, большинство людей имеют положительную установку в отношении искренности и честности. Но ведут ли они себя в соответствии со своими установками? По-видимому, нет. Человек может стесняться своей искренности, считать честное и искреннее поведение несолидным, детским или даже опасным. Человеку может нравиться честность, но вести себя соответствующим образом он не станет, хотя бы потому, что будет считать такое поведение невыгодным для себя, рискованным, неодобряемым и т.д.

Аффективный компонент, (т. е. определенные чувства) также необязательно присутствует в установке. Поэтому имеет смысл рассматривать его отдельно. Ведь эмоции в отношении объекта установки могут возникать лишь в определенных состояниях, ситуациях, а иногда просто отсутствовать. Так, скажем, положительные или отрицательные эмоции в отношении, например, ваших соседей по дому могут появиться у вас в том случае, если их поведение каким-то образом затрагивает вас самих. Другой пример – все знают, что рыбий жир или кефир полезны для здоровья. Но навряд ли эти продукты в обычных условиях вызовут сильные эмоциональные переживания.

Таким образом, если вновь обратиться к определению установки Пратканиса-Гринвальда, то окажется, что в установке всегда и обязательно присутствует только когнитивная составляющая (т. е. знание) и оценка, основанная на знании.

Добавим, что названное расхождение между двумя подходами в понимании установки имеет не только теоретическое, но и практическое, прикладное, значение. Ведь социальные психологи не только рассуждают об установках, они пытаются с ними и работать. Кроме того, установки выявляются, формируются, измеряются, изменяются и т. д. О том, как именно это делается, мы и будем говорить в дальнейшем.

1.5. Другие теоретические подходы

Раньше мы уже неоднократно отмечали, что у различных теоретических школ в психологии складывалось собственное понимание одних и тех же явлений. Социальные установки не являются исключением.

Если вспомнить формулу поведения радикального бихевиоризма С – Р, то окажется, что установке, в том смысле, как мы ее определили раньше, в этой теории попросту не находится места. В лучшем случае она может быть встроена в эту формулу в виде некоей латентной психологической диспозиции, роль которой можно не принимать во внимание, т. к. это ненаблюдаемая, гипотетическая, переменная. В необихевиористской версии поведения установка рассматривается как промежуточная переменная, которая опосредует связь между стимулом и реакцией. Причем связь эта существенна как для восприятия индивидуумом стимула, так и для его реагирования на этот стимул. Ведь именно благодаря установке стимул и реакция наделяются индивидом социальной значимостью. Так, во всяком случае, трактует установку Энтони Дуб (1947).

Как известно, начало современной когнитивистской традиции восходит к гештальт-психологии, с которой, в свою очередь, был тесно связан Курт Левин. Неудивительно поэтому, что Соломон Аш, ученик и последователь К. Левина, понимал установку в духе гештальт-психологического подхода: «Установка есть организация опыта и знаний, связанных с данным объектом. Это иерархически организованная структура, части которой функционируют в соответствии с их местом в общей структуре. В отличие от психофизиологической установки восприятия, она высоко концептуализирована» (1952). Нетрудно заметить насколько это определение близко современным когнитивистским концепциям, оперирующим понятиями «когнитивные схемы», «когнитивные структуры» и т. д.

Большое значение для понимания современных представлений об источниках и способах формирования установок имеет интеракционистский взгляд на проблему. В нем, с одной стороны, подчеркивается тот факт, что наши установки носят по большей части интернализованный характер, т. е. что они заимствованы у других людей (вспомним теорию «зеркального Я» Ч. Кули, а также теорию «отраженных оценок» Дж. Мида), а с другой – говорится, что установки тесно связаны с социальными ролями и изменяются вместе со сменой социальных ролей.

Что касается первого, т. е. интернализации чужих установок, то эта идея согласуется как с психоаналитической концепцией З. Фрейда о комплексе Эдипа, в соответствии с которой ребенок идентифицирует себя с родителями (или другими взрослыми), интернализует их установочный багаж, так и с теорией социального научения А. Бандуры – о ней мы довольно подробно говорили в Разделе 2.

Подтверждение второй идеи – о связи установок и социальной роли – мы находим в поучительном исследовании Сеймура Либермана (1956).

С. Либерман наблюдал изменение установок заводских рабочих. В первом исследовании он выявлял установки рабочих завода бытовых товаров в отношении администрации и профсоюзных активистов. Спустя год Либерман повторил исследование установок рабочих на том же заводе. За это время у части испытуемых изменились социальные роли. Одни рабочие выдвинулись на лидирующие позиции, что позволило им сблизиться с дирекцией завода. Другие были избраны в профсоюзный комитет, и уже сама эта роль заставляла их вступать в конфронтацию с администрацией предприятия.

У обеих этих групп рабочих установки претерпели существенные изменения, поскольку изменились их роли в коллективе. По сравнению с контрольной группой рабочих, чьи позиции сохранились неизменными, группа ставшая «рабочей аристократией», выработала подчеркнуто проадминистративную установку как в отношении заводского руководства, так и в отношении его политики на заводе.

И наоборот. Рабочие, ставшие профсоюзными активистами, сформировали более позитивную установку и в отношении профсоюзных лидеров, и в отношении профсоюзной политики.

В обоих случаях изменение установок рабочих произошло вслед за изменением их социальных ролей (Lieberman S., 1956).

Еще один важный аспект интеракционистского подхода заключается в том, что самосознание (Я-концепция) признается здесь ключевым координирующим центром, организующим все установки индивида в единую целостную систему. Об этом мы уже говорили раньше. Добавим только, что подобный взгляд хорошо согласуется и с когнитивистским пониманием взаимосвязи установок между собой, организованных как единая когнитивная структура.

Психоаналитическую ориентацию установки интересуют в той мере, в какой они способны выполнять вспомогательную роль в снятии или в разрядке психоэнергетического напряжения у индивида. С точки зрения Фрейда, жизнь, в том числе и социальная, характеризуется чередованием концентрации энергии, напряжением, которое переживается как неудовольствие, и разрядкой напряжения, что, соответственно, переживается как удовольствие. Частично отражением такого понимания роли установок являются функциональные теории изменения установок, например Д. Каца, разговор о которой пойдет ниже.

И, наконец, с точкой зрения аналитической психологии, т. е. К. Юнга, на установку, мы хоть и поверхностно, но уже знакомились в Разделе 3, где описывалась его классификация психологических типов. Напомним, что в самом общем виде Юнг выделяет экстравертную и интровертную установки.



 
OD